Rose debug info
---------------

Про смерть

Во время депрессии я много размышлял о смерти. И у меня сформировалось к ней определённое отношение. Об этом и пойдёт речь.

Для меня ближе всего стоическое отношение к смерти. Стоики считали, что смерть сама по себе ни хороша, ни плоха. Смерть — это просто прекращение существования. А наше существование до рождения и после смерти — вне нашего контроля. А значит, о нём не следует беспокоиться. Важнее подумать о том, как правильно распорядиться временем, которое у нас есть.

Процитирую несколько фрагментов из «Нравственных писем к Луцилию», написанных римским философом-стоиком Луцием Аннеем Сенекой.

Фрагмент из первого письма:

«[…] Ука­жешь ли ты мне тако­го, кто ценил бы вре­мя, кто знал бы, чего сто­ит день, кто пони­мал бы, что уми­ра­ет с каж­дым часом? В том-то и беда наша, что смерть мы видим впе­ре­ди; а бо́льшая часть её у нас за пле­ча­ми, — ведь сколь­ко лет жиз­ни мину­ло, все при­над­ле­жат смер­ти. […] Удер­жишь в руках сего­дняш­ний день — мень­ше будешь зави­сеть от зав­траш­не­го. Не то, пока будешь откла­ды­вать, вся жизнь и про­мчит­ся.

Всё у нас, Луци­лий, чужое, одно лишь вре­мя наше. Толь­ко вре­мя, усколь­заю­щее и теку­чее, дала нам во вла­де­нье при­ро­да, но и его кто хочет, тот и отни­ма­ет. Смерт­ные же глу­пы: полу­чив что-нибудь ничтож­ное, дешёвое и навер­ня­ка лег­ко воз­ме­сти­мое, они поз­во­ля­ют предъ­яв­лять себе счёт; а вот те, кому уде­ли­ли вре­мя, не счи­та­ют себя долж­ни­ка­ми, хотя един­ст­вен­но вре­ме­ни и не воз­вра­тит даже знаю­щий бла­го­дар­ность»

Фрагмент из двадцать шестого письма:

«„Раз­мыш­ляй о смер­ти!“ — Кто гово­рит так, тот велит нам раз­мыш­лять о сво­бо­де. Кто научил­ся смер­ти, тот разу­чил­ся быть рабом. Он выше вся­кой вла­сти и уж навер­ное вне вся­кой вла­сти. […] Есть лишь одна цепь, кото­рая дер­жит нас на при­вя­зи, — любовь к жиз­ни. Не нуж­но стре­мить­ся от это­го чув­ства изба­вить­ся, но уба­вить его силу нуж­но»

Фрагмент из пятьдесят четвёртого письма:

«[…] Смерть — это небы­тие; но оно же было и рань­ше, и я знаю, како­во оно: после меня будет то же, что было до меня. Если не быть — мучи­тель­но, зна­чит, это было мучи­тель­но и до того, как мы появи­лись на свет, — но тогда мы ника­ких мук не чув­ст­во­ва­ли. Ска­жи, раз­ве не глу­по думать, буд­то пога­шен­ной све­тильне хуже, чем до того, как ее зажгли? Нас тоже и зажи­га­ют, и гасят: в про­ме­жут­ке мы мно­гое чув­ст­ву­ем, а до и после него — глу­бо­кая без­мя­теж­ность. Если я не оши­ба­юсь, Луци­лий, то вот в чем наше заблуж­де­ние: мы дума­ем, буд­то смерть будет впе­реди, а она и будет, и была. То, что было до нас, — та же смерть. Не всё ли рав­но, что пре­кра­тить­ся, что не начать­ся? Ведь и тут и там — итог один: небы­тие»

Фрагмент из девяносто третьего письма:

«[…] Молю тебя, мой Луци­лий, поста­рай­ся, чтобы жизнь наша, подоб­но дра­го­цен­но­стям, бра­ла не вели­чи­ной, а весом. Будем мерить её дела­ми, а не сро­ком»

Смерть — естественна, она всех нас ждёт, потому её не стоит избегать. Как с любого праздника всем придётся рано или поздно уйти, так и умирать — не страшно и не трагично. Лучше сосредоточиться на всём том хорошем, что было, и быть благодарными за то, что нас вообще сюда позвали.

Подписаться на канал
Поделиться
Отправить
 910   6 мес   жизнь   смерть